March 11th, 2011

Главная

Узнаёте?

Как живут эти миниатюрные, сильные духом люди?

Они десятилетия своей жизни отдают корпорациям, являясь, по сути, их собственностью.
Они часами едут на работу на общественном транспорте.
И, кажется, они - единственные, кто смог сделать этот транспорт скорым и эстетичным, и не отвратительным, как на большей части Земного Шара.
Много часов в день они работают на совесть, стараясь, и искренне переживая за результат.
Их единственная радость за весь день - после работы, уже ночью, поесть лапши в темноте тихого уютного бара. И пропустить пару стаканчиков. А потом - на поезд, и домой. Или, если дом совсем далеко, а на работу надо очень рано, они идут ночевать в гостиницу, где будут спать в спальном боксе метр на два, зато, с кондиционером и полной звукоизоляцией.
Раз в неделю они лишены даже этого, ибо должны сотоварищи, под руководством босса, осуществить корпоративный поход в ресторан. Во время мероприятия положено активно смеяться , напиваться, и всячески демонстрировать довольство сотрудниками, боссом, корпорацией, и жизнью в общем.

Они ютятся в крошечных квартирках, часто даже не владея ими. Или, в неотапливаемых домиках с бумажными стенами.
Они рожают ровно столько детей, сколько смогут содержать и учить.
Как правило, в многоквартирных домах не разрешено держать домашних животных.
И они этого придерживаются, хотя очень любят животных, особенно - кошек.
"Кошачьи" рестораны, где можно покушать, и пообщаться-погладить кошек, придумали именно они.
Очень обеспеченные люди могут позволить себе купить квартирку чуть большей площади, где официально разрешены к проживанию "до двух хвостов". Этим хвастаются, это - показатель уровня жизни.
Уровень жизни... Он выглядит высоким, и благополучным, но при этом жизнь - напряженная и нелегкая. Какая-то нерадостная, что ли.

Они - последние в мире, кто не желают "терять лицо". Кстати, это - именно их пословица.

Несмотря на всю злобу стихии, они не ударяются ни в панику, ни в истерику, ни в мародерство.
Их бесконечное терпение, трудолюбие, и умение держать удар вызывает уважение.
Я не представляю, как можно класть голову на кусочек полена, сидеть на полу, и при этом уважать и ценить свою жизнь, и не бояться жить.
Их упорство в восстании из пепла после землетрясений и цунами восхищает.
Каждый раз они отстраивают заново свои сверхскоростные магистрали, свои дома и офффисы, и, главное, - свои души.

Но самое большое уважение вызывает тот факт, что, несмотря на все это, нигде в мире, и даже на Лазурном Берегу, не видно японских иммигрантов.